Заповедник » 80-летие Алтайского заповедника! » Заповедное творчество к 80-летию Алтайского заповедника

Заповедное творчество к 80-летию Алтайского заповедника

Уважаемые посетители сайта Алтайского заповедника! В данном разделе мы размещаем творческие работы сотрудников заповедника, работы, посвященные заповедным людям и заповедной природе. Лучшие работы станут частью творческого сборника, посвященного 80-летнему юбилею Алтайского заповедника и 200-летию поселка Яйлю. Оценить работы, оставить свои комментарии и пожелания вы сможете пройдя по ссылке...

1. Стихотворение Ирины Филус

26.04.2002 г.
О, птицы, хочется мне вольно
Хотя бы день, как вы, прожить!
Не зная зависти, - быть всем довольной,
Не ждя награды, - просто песнь сложить.

И боль утрат, и немощь злую,
И старость, что нагрянет вдруг,
Не обижаясь на судьбу слепую
Принять, как должное, из Божьих рук.


2. Стихотворение Ирины Филус

13.03.2002 г.

Усталый стук в груди под вечер
Напомнит мне, что час придет,
Что жизни ход, увы, не вечен,-
Приблизится и мой черед.
Как я приду к последней ленте?
Бегом и рухну за чертой?
Все силы выложу на месте,
Наградой – будет мне покой?
А может, выдохнусь я раньше,
Еще до финишной черты.
Пойду вслепую горько дальше,
Без огонька своей мечты?
Сие есть тайна и не стоит
Гадать, чем кончится твой путь.
Не сделать бы другому злое,
И никого не обмануть.




3. 3. Стихотворение Великан 
 
Дед, Яйлю,  март 1996г.

 Горы горбятся,

Тропы змеятся,

Край этот дивно хорош.

Вон там на взгорье

В снежном уборе

Стройный красавец гигант.

Знаешь однажды тихо и важно,

Что мне сказал великан.

«Часто метели в жизни шумели,

Часто в борьбу я вступал,

Но после бури в нежной лазури

Вновь я покой обретал.

Если настигнет невзгода тебя,

Прямо смотри ей в глаза,

И пред тобою отступит она,

Если не дрогнет душа».

 

Много горя я в жизни встречал,

Часто слова старика вспоминал,

И силы они мне давали,

И беды назад отступали.

Я к великану вернулся,

И старикан усмехнулся:

« Что-то ты паря, седой,

Видно штормило порой.

Вижу что помнил наказы мои,

И беды твои позади.

Тех, кто потерян, уже не вернуть,

Но не закончил ты путь.

Жить продолжай и другим помогай,

Чаще меня вспоминай.

Пусть с одиночеством борется труд,

Пусть к тебе люди с нуждою идут».

Вот и живу на земле я один,

Старый седой паладин.

 


4. Загадочен и совенравен,
Дед, кордон Ежон- Яйлю, октябрь 1997 года


Загадочен и своенравен

Огненный лик костра.

То весел он, то печален,

И видится в нём судьба.

Огонь могучий и всесильный,

Играя светом прихотливо,

Сметает чёрный цвет могильный,

Рождая жизни диво.

Сплетенья тьмы и света

Наш жадный взор влекут,

От них мы ждём ответа,

Куда нас судьбы приведут.

И про себя творим мы заклинанья.

В тот миг мы отрицаем знанье.

Мы ищем знаки нашего призванья

В глубинах нашего сознанья.

Зачем живем на этом свете?

Что совершить должны мы на земле?

Чтобы гордились нами дети

В своём далёком далеке.

 

Загадочен и своенравен

Огненный лик костра.

То весел он, то печален

И видится в нём судьба.


5. Рыбачок, Дед
 Яйлю, июнь 1996г

 
Бежит из Яйлю лодочка,
А в спину ей низовочка
Сидит в той лодке Вовочка,
Озёрный рыбачёк.
Куда бежит та лодочка?
Куда спешит наш Вовочка?
Спешит он прямо на Кокши,
Там погуляет от души.
Ребята там хорошие,
Спроворят враз чаёк,
А водочка у Вовочки
Всегда в запасе впрок.
Налимы говорят там ничего,
И харюзя хватают весело.
Ждут Вову дома с рыбою,
Не то откажет милая.
Но помни, помни Вовочка,
Прихватит вдруг верховочка,
Задует от души
И покукуешь на Кокши.
Низовочка, низовочка
Серьёзный ветер, Вовочка,
А лодочка не уточка
Нырнёт да и не вынырнет
И  рыбачка уж нет.
Пей осторожно водочку,
Не проморгай  верховочку.
 

6. Дед, Яйлю, декабрь 1997г.
"Я помню тот Яйлюнский порт.."

Я помню тот Яйлинский порт

И дикую эту низовку,

Как шли мы по камням на борт

В холодную стылую лодку.

Сумел до кордона патруль наш дойти,

На тропах сплошные заторы,

А дальше им нету другого пути;

И молимся мы на моторы.

От ветра ярилась волна

И в берег стучала вскипая.

Хлебали мы лиха сполна,

Со смертью в пятнашки играя.

На волны ложился туман,

И мгла настигала ночная.

Открылся по курсу Куан,

И Яйлю видна уж родная.

«Будь проклята эта работа –

Кричит мне с порога родная –

Сойдёшь поневоле с ума,

Ночами тебя ожидая.

Сегодня, бог дал, пронесло

И рыбы тебя не достали,

А скольких ребят унесло

И скольких отцов потеряли».

Я знаю тревоги родная,

Но стоит один раз слинять,

Шкуру трусливо спасая,

Не станут тебя уважать.

Озёрная доля такая.

А если когда погибать,

Чем в озере стынуть без чая,

Уж лучше в тайге умирать.


7.  Патрульщик
Дед, Яйлю, март 1996 года 

 

Яйлю, столица озёрного края,

Патруль провожает опять.

Такая работа мужская,

Тайгу и зверьё охранять.

Кордоны готовьте чаёк

И баньку по жарче топите.

Патрульщик весёлый,

Патрульщик бедовый,

Опять он маршрутом идёт.

Жена, ребятишки не плачьте,

Вернуся с маршрута я в срок,

Сухариков лучше вы мне насушите

И чаю насыпьте мешок.

Кордоны готовьте чаёк

И баньку по жарче топите.

Патрульщик хороший,

Патрульщик путёвый,

Он письма кордонам несёт.

Расскажет он вам про контору,

Что Яйлю на месте , цела,

Что дел недоделал он гору,

Но вновь нас тайга позвала.

Кордоны готовьте чаёк

И баньку по жарче топите.

Патрульщик серьёзный,

Патрульщик рисковый,

На карабин он идёт.

Расскажет он вам про завалы,

И как браконьера ловил,

Как тот отступного давал,

И как он про мать поминал.

Кордоны готовьте чаёк

И баньку по жарче топите.

Патрульщик голодный,

Патрульщик холодный,

Но весел, хоть еле бредёт.

Тайги он наелся, тропу уминая,

И дом ему снится опять,

Зовёт его Яйлю родная.

Жена выходи нас встречать.

Кордоны готовьте чаёк

И баньку по жарче топите.

Патрульщик голдный,

Патрульщик холодный,

Но весел -- он к дому идёт,

Не долго он дома сидел,

Тайга ему начала сниться,

Патрульщик тропой заболел

И дома ему не сидится.

Кордоны готовьте чаёк

И баньку по жарче топите.

Патрульщик весёлый,

Патрульщик бедовый,

Маршрутом он снова идёт.

 


8. "Сидишь ты утром ранним..."
Дед, Яйлю, июль-сентябрь 1997 года


 
Сидишь ты утром ранним

В избе у камелька

И предаёшься мыслям разным.

Судьба тебя далёко занесла.

Патруль усталый спит,

С горами не пошутишь.

Уж скоро чайник закипит

И ты ребят разбудишь.

Пришли сюда не для покоя,

Работу надо гоношить.

Тайга особый вид запоя,

Не можем мы спокойно жить.

Расстался с ней – душа болит,

И снова тянет в горы.

Жена, конечно же, ворчит,

А ты заканчиваешь сборы.
 


9.           Синегория   С Есениным
Дед, Яйлю, ноябрь 1997 года

 

Выткался над озером алый свет зари.

На бору со стонами плачут глухари.

И стоят над озером белые гольцы,

Словно самой вечности мудрые послы.

А в лесах поберегу бродят рогачи.

Их призыв разносится в темноте ночи.

Маралуха вскинется в глубине лесов

И неспешно двинется на призывный рёв.

Бурундук зацокает на кривой сосне.

И архар появится на крутой скале,

Оглядится чутко, сторожа гарем.

Барс крадётся тихо, а уйдёт ни с чем.

Мишка смело топает в глубине лесов.

В синем небе кружится парочка орлов.

Хариус играет на крутой волне,

И налим гуляет в тёмной глубине,

А таймень стремительно мчится в толще вод.

Гонит он безжалостно сельди хоровод.

Горы синие пики в небо вскинули,

Шаль таёжную на плечи накинули.

По тропе не хоженой движется патруль.

Эти парни смелые не боятся пуль,

Эти парни смелые охранят тебя,

Сторона озёрная – Синегория.

 


10. Телеков Станислав Николаевич, кордон Беле

 На перевале видел я

Ленточки повязаны на счастье.

Даже в такое ненастье

Они веселее слепого дождя.

Даже в такую погоду

Все это радует глаз.

Хотел бы я перед уходом

Налюбоваться про-запас.


11. Ирина Филус, 14.04.2002
"..Недолог век цветка у ив..."

Недолог век цветка у ив,

Как быстро облик он меняет.

Но, Боже, как же он красив,

На фоне сером как сияет!

 
Он словно тайной окружен,

Туманом грез всплывет из детства.

Похож на легкий нежный сон

Ивовый «птенчик»- совершенство.

 

На плечи веток кружева

Ложатся светлою фатою,

И как бессильны все слова

Явить видение простое.

 

Лишь день-другой и гаснет свет –

Тускнеет свадебное платье,

Но ив магический секрет –

Крупица подлинного счастья.


12. Ирина Филус, август 2003 года

Мелькает день за днем,

                        за годом – год,

Придет за летом неизменно осень.

И утром солнце над горой

                         взойдет,

А вечером уйдет,

                         и никого не спросит.

 
Хочу, чтоб долго –

                        много-много лет

Нас грело доброе Светило,

Чтобы любовь свою

                        отдать успеть

Той женщине,

                        что жизнь мне подарила.


13. Ирина Филус, 18.07.2002
(на берегу реки Арышту)

Я вновь и вновь у речки быстрой

Присяду рядом и спрошу:

Как жизнь свою наполнить смыслом,

Зачем куда-то я спешу?

 

Разбиться вдребезги и слиться

Опять в упругую струю.

Мне у ручья бы научиться –

Увидеть ясно цель свою.

 


14. Ирина Филус, 30.08.2004 года

Взлечу я птицей над самой собой.

Внизу оставлю то, что давит душу.

И без тревог, без суетных забот

Я зрением другим увижу лучше -

Оттуда, с выси – все, чем дорожу,

 

Пойму, что жизнь моя прекрасна.

Обиды, ссоры я не разгляжу –

Так мелки, что печалиться

                                           напрасно.

 

 

15. Ирина Филус, 2.09.2004 года

 
Благословляю звон ручья,

И отблеск первого луча,

И шелест листьев тополей,

И плач прощальный журавлей,

Шум освежающих дождей,

И блики света и теней,

И солнца нежное тепло,

И льда прозрачное стекло,
Все, от чего – душе светло.

 

Мы были молоды когда-то,

Свободны от забот пустых,

Без денег были мы богаты,

И счастливы от слов простых.


16. Ирина Филус

Поэма о журавлях

 

Весна приходит в горы постепенно,

И эстафетой снизу вверх идет к снегам,

К хрустальным струям устремляясь      пенным,

Все выше поднимается к лугам.

И робкие головки первоцветов,

Свидетели погодных перемен,

Так терпеливо ждут тепла и света,

Что снимут холодов внезапный плен.

Приход весны озвучивают птицы,

Коснувшись, наконец, родной земли,

И, торопясь скорее возвратиться,

Летят, курлыча песню, журавли.

Их общий клин, на пары распадаясь,

Растает, словно облако вдали.

И радостно вдвоем перекликаясь,

Танцуют ранним утром журавли.

Они бегут, топорщат в танце крылья,

Друг другу грациозно шлют поклон.

И будто в сказке, серый вид унылый

Вдруг расцветет, как самый чудный сон.

Блеснут на миг под стройными ногами

Кристаллы серебра в сухой траве.

Сольется в унисон в совместной гамме

Любви призыв, как верности обет

И в этот самый миг журавль влюбленный,

Сраженный пулей, навсегда затих.

В последнем пируэте окрыленном

К ногам своей избранницы приник.

Как внешне, люди, мы на птиц похожи,

Смотря на них, – себя мы узнаем:

Волненье, танец, страсть и чувство то же,

И счастьем упиваемся вдвоем.

Нам дан пример святого совершенства,-

Узнать любви некованный венец,

Не в реверансах этих суть блаженства,

А в полном единении сердец.

Как жалок человек, убивший верность,

Сгубивший то, в чем сам он не велик,-

Он лишь в жестокости своей безмерной

Успехов неоправданных достиг.

Оставшись в одиночестве, без пары,

Взлетев в тоске и скрывшись в облаках,

Кружит и плачет в поднебесной мари,

Без устали подруга вожака.

Земля внизу такая же родная,

И тот же шум ветров и звон воды.

Но почему вселенная пустая?

И нет предела этой пустоты.

Невидима за белой пеленою,

Стремится вверх она за кругом круг.

А сумерки, сгущаясь темнотою,

Потушат насовсем печальный звук.

И ночь придет, и тишина наступит,

И небо станет чище и светлей.

И с тем, кого любила, вечно будет

Журавль живой в созвездье журавлей.

  

Как росы сверкают на листьях,

Как солнце встает на рассвете,

Они никогда не увидят,

Журавлей нерожденные дети.

Клич любви, подаренный свыше

И живыми в песнях воспетый,

Они никогда не услышат,

Журавлей нерожденные дети.

Круг прощания с Родиной стаи,

Улетающей в вечное лето,

Они никогда не узнают,

Журавлей нерожденные дети.

Никогда вам не взмыть в это небо,

Не почувствовать ласковый ветер.

Никогда, никогда вас не будет,

Нерожденные журавлиные дети.


17. Ирина Филус

Дорогие друзья! Посмотрите вокруг!

Погибает в тайге наш кормилец и друг.

Вы за звуком пилы не услышите птиц

Там, где падают кедры со стонами ниц.

   Не болит у чиновников тех голова,

   Что списали красавцев живых на дрова,

   На вагонку и доски, на плаху и брус,

   И изведали денег сладчайший искус.

Разве мыслят они, что поднимется лес

В этом месте, где он за мгновенье исчез,

Не за год, не за двадцать, - минуют века

В том же виде чудесном воскреснет пока.

   Не дождется того и не сын и не внук,

   Чтоб сомкнулся бездумно разорванный круг.

   Потускнеет вагонка и плаха сгниет,

   И от денег «кедровых» гнильем напахнет.

Разве купишь на них полноводие рек,

Чистый воздух лесной, что сгубил человек?

Променял на бумажки он запах хвои,

И по ветру богатства пустил он свои.

   Отдыхать кедромафия едет на Крит,

   Их экзотика Кипра, Гавайев манит,

   Но, на случай худой, подойдет и тайга,

   Что не слишком топтала людская нога.

Мы желаем чиновникам ЗДЕСЬ отдохнуть,

На пеньки, на овраги и сучья взглянуть,

Помянуть мертвый лес и подумать: как быть?

За здоровье свое горькой водки испить.

 


18. Игорь Калмыков Возвращение
 
Одиноко сгорбилась у ручья избушка.
Рядом старый кедр – сто лет на ветру
И мечтами светлыми укуталась опушка
В сказочном тумане тихо по утру.
 
Не спеша, шагаю и тропа – как душка
Ласково играет с лесом и ручьем;
А Природа добрая – матушка-старушка
Лечит мою душу солнечным лучом.
 
06.11.2007. Горный Алтай.
 
19. Игорь Калмыков. Мы лишь блики…
 
Нет бесконечней Времени реки.
В ней знаков отраженье – Судьбы.
Стирают крылья облаков в тени
Явь Неба и его же сны.
 
Здесь силуэты гор как лики Духов
Камлают в пламени костра
И Ветер катит бубен звуков
А Мы лишь блики…
 
29.10.07 Горный Алтай.
 

20. Игорь Калмыков Озеро Лунного Сна
 
Пляски древних племен
В отблесках душ у костра
Игры пространств и времен
В Озере Лунного Сна
 
Искрами звезды вплетает,
Ветер камлающий, в косы.
Бубен луны утопает,
Звуки, пряча в утесы.
 
05.11.2007.  Горный Алтай.


 Конкурс творческих работ, посвящённых 80-летию Алтайского государственного природного биосферного заповедника «Дело. ТВОрчество. Радость».

Поэтическая «Сохраним в сердцах»

 
Загорулько Елена Владимировна

Санкт-Петербург


















У синих гор…

В далёкой стороне у синих гор

Есть озеро, как в сказке, Золотое,

Где волны, чуть умерив пыл,

Несут на берег солнечные блики.

 




 

 

Чуть в стороне красавица – сосна.

Она, видать, большая озорница

На глади озера увидела себя,

Так, до сих пор, глаз оторвать не может.







  

 

Там камни говорят, а водопад –

Потока два с целительною влагой.

Затянет раны мёртвая вода

И оживит вода живая.

 

 


 

 

Седые горы, будто исполины,

Их так величественна стать.

Ульгеня светлый дух витает

Покой тех мест он бережёт.

 

 

 




 

 

Посёлок, заповедные места,

А люди, как семья большая.

Творцы, художники, поэты –

Скромны, гостеприимны и мудры.





  

Предложат яблок молодильных

И позовут с собою в хоровод,

Наполнится душа теплом и светом,

Как только в эту сказку ты войдёшь!

 

 

 

 

 



Олчонова Урсула Васильевна14 лет,

Улаганский район, село Чибиля,

МБОУ «Чибилинская СОШ»

Преподаватель: Олчонова А.А


 

Берегите животных,

Берегите птиц,

Берегите озёра,

И конечно же ЛЕС.

В этом мире мы гости,

Не забывайте друзья!

И поэтому всё,

В наших руках и сердцах.

 

*************************************************************

Шуми, шуми играя мой Башкаус! 

Твоё журчанье подобно песни колыбельной.

Спешишь, резвясь, куда-то бесконечно,

Привлекая всех удивительной красотой!

Шуми, шуми сверкая мой Башкаус!

Твоё шептание ночное, обожаю!

Сверкая сонной лунной ночью,

Исполняешь все заветные мечты!

 

 

 

 

 

 

 

 


ЮРИЙ БАКАНОВ, Магнитогорск.

 

Песни в аромате ночей

 

По тропинке лесной 

день ушёл в дальний путь,

И гроза, отгремев,

прилегла отдохнуть,

Вьётся дым над полянкой,

журчит наш ручей,

Он поёт свои песни

в аромате ночей.







  

Мы сегодня все вместе, нам беда – не беда,

Наши беды и горести вдаль уносит вода,

С котелка прокопченного – чай душистей, чем мёд,

Чай – закатом разбавленный, в наших жилах течёт.

 

Если пусто и больно сердцу будет в ночи, –

Разбуди меня, друг мой, в дверь мою постучи,

Вспомним дым над полянкой, где упрямый ручей,

Что поёт свои песни в аромате ночей...

 

 

В чём жизни смысл?

 

День понавесил паутинок

На тишину лесных тропинок.

Здесь мне б остаться, не тужить,

Ловить ельцов на шарик хлеба,

Любить июльский дождик с неба...

Но нужно в город. Дальше жить,

Растить детей, водить машину,

Лелеять сад для ягод винных,

Быть виноватым – без вины...

Работать, если и не хочешь,

А на границе дня и ночи,

Уснуть в объятиях жены...

За сутки шар наш повернётся,

Всё на свои круги вернётся.

Вновь виноват ты – без вины:

Виновен в том, что ты родился

И как волчок ты закрутился

Под хитрый присвист сатаны.

Так пусть подскажут мне поэты,

В чём суть бурлящей жизни этой,

В чём смысл всей жалкой суеты,

Где дни летят, как хвоя с ёлки,

Где сердце рвётся на осколки,

И где полшага до беды.

«А смысл в том – они ответят –

Что все мы в этой жизни дети

И надо жизнь испить до дна:

И чистый лес, и грязный город,

Где есть тепло… Душевный холод…

Где в окнах – свет... А ночь – черна».


Яна Галицкая - 26 лет. город Магнитогорск,

 

Родные для сердца края…

Родные, родные для сердца края,

Где вечно стремится лишь к свету земля,

Где день, словно кошка, крадётся в тот миг,

Где в небо уносится детский мой крик,

Где птицы летают в летних полях,

И снег лишь кружится в любимых краях,

Где, может быть, завтра, под сонным дождём,

Другою дорогой по жизни пойдём

И будет луна нам весь путь освещать,

Те дальние страны, где будем бывать,

Но, может быть, скоро мы вспомним о том,

Что в сердце остался край детства и дом…

 

 

 

 

 

 

А Родина одна

На много вёрст раскинулась

Огромная страна.

Так много есть прекрасных мест,

А родина – одна.

У каждого, наверное,

Есть скромный уголок,

Куда мы укрываемся

От жизненных тревог,

Где, позабыв про долгую

Дневную суету, 

Мы снова возвращаемся

В забытую мечту.

И в этот миг, наверное,

Нет ничего светлей,

Чем вспоминать про несколько

Счастливых прошлых дней.

 

 

Родина

Читая медленно одно стихотворенье, 

Я многое, наверно, поняла.

Да, даже самые удачные творенья

Не существуют без душевного тепла.

О родине, о доблестях, о славе

Написано уже немало строк.

И каждый из писателей оставил

В своих стихах свой жизненный урок.

И «Родину» поэта молодого

Так хорошо порой вновь прочитать,

И, может быть, захочется мне тоже

О родине красиво написать.

И воспевать ручьи, крутые горы,

Красу всех улиц и лесных дорог,

И четкие морозные узоры,

Что отдаляют нас от бед и от тревог.

И пусть любовь моя необъяснима,

В стихах воспета и в наивной прозе,

А родина для нас незаменима,

А родина подобна яркой розе.

 

 

 



 
 

Расскажите о нас

Алтайский заповедник Разместите наш баннер