Заповедник » Публикации о заповеднике » Заповедные люди » Ильтеев Азий Владимирович. Защитник кедра.

Ильтеев Азий Владимирович. Защитник кедра.

Азий Владимирович Ильтеев – это человек, которого мы по праву можем назвать Гражданином планеты Земля с большой буквы.

В августе 2007 года в офис Алтайского заповедника, расположенный в городе Горно-Алтайске, зашёл необычный посетитель - Азий Владимирович Ильтеев. Приехав погостить в родные края Азий Ильтеев не упустил возможности встретиться с сотрудниками Алтайского заповедника и побеседовать о самом важном деле его жизни - охране природы Горного Алтая и защите кедра.

Азий

Родился Азий Владимирович 28 декабря 1928 года в селении Курмач-Байгол Турочакского района Ойротской Автономной Области. При рождении получил имя Азай, что в переводе с алтайского означает «черт»*. Что заставило родителей дать такое имя ребенку сам Азий Владимирович не знает. Так и жил бы он с таким странным именем, если бы его старший брат не переименовал его в Азия. По местным поверьям человеку нельзя было давать красивое имя (оно могло понравиться злым духам), поэтому и фамилия Ильтеев происходит от алтайского «элте», что в переводе означает «мохнашка»* (что-то сродни женской рукогрейке-муфте). Семья, в которой родился будущий охотник, была большая, как и все семьи того времени. Ильтеевы Владимир Семенович и Александра Петровна имели шестерых сыновей и троих дочерей. Азий был самым младшим из братьев. Четверо братьев побывали на фронтах Великой Отечественной Войны, - двоих унесла жестокая война, а двое вернулись домой инвалидами.







































Прожив немного времени в Курмач-Бойголе, семья Ильтеевых переезжает в селение Эдербес, Турочакского района, в верховья Тулоя. Сейчас на месте этого села можно найти лишь густые заросли крапивы, а во времена детства Азия Владимировича это было богатое и цветущее место. Вот как он сам рассказывает о своем селе: «Поселок находился в окружении кедровой тайги, не знавшей бензопилы; а окружающая местность была богата зверем и птицей, кедровым орехом и лесными ягодами, реки кишели рыбой». Турочакский район, в те времена, давал больше 600 тысяч тонн ореха в год. И сразу разговор переходит на главную тему.

«А вы знаете, что такое кедр?», - спрашивает Азий Владимирович? «В двести лет он становится взрослым и дает плоды потом шесть веков. В его дуплах – лучшие гнездовья. Кедр дает приют соболю, белке, колонку, бурундуку. Его орехами и хвоей питается все, что есть в тайге. В кедровнике всегда теплее, воздух здесь чище, чем в операционной. Если в день щелкать горсточку орехов, то за год кровь полностью очищается. Вот что такое кедр!»

По национальности Азий Владимирович челканец. На вопрос «Кто же вы такой Азий Владимирович?», он вместо ответа прочитал нам стихотворение о себе с загадочным названием «Челканский талисман».


Выше звания охотника по тем временам в тайге ничего не было..

С детства маленького Азия обучали охотничьим приемам, выше звания охотника по тем временам в тайге ничего не было. С 8 лет отец позволил сыну взять в руки шомпольное ружье и произвести первый выстрел. А вскоре состоялся и его первый самостоятельный выход в тайгу.

«Как сейчас помню», - рассказывает Азий Владимирович, - "Разбудил меня отец в одно морозное зимнее утро и говорит: «Ну, Азий, вставай, кончилась твоя беззаботная жизнь, с сегодняшнего дня будешь настоящим охотником"… Дал мне ружье, патроны, нож, топорик, котелок, ложку, горсть соли и отправил в тайгу с таким напутствием: «Уходи! 300 белок не принесешь – домой не возвращайся!» Возражать было – Боже упаси, одно лишнее слово и получишь подзатыльник, дисциплину в семье понимали твердо». Добыл тогда новоявленный охотник более пятисот белок, вернулся с почетом и с тех пор более полувека занимался охотой в тайге Алтая, Саян, Забайкалья, Дальнего Востока, гор Северного Кавказа и Украины.

Окончил Азий всего 2 класса, незачем было охотнику в то время быть сильно грамотным, да и семье помогать надо было. Никогда не приходилось в то время Азию Владимировичу видеть и слышать, чтобы алтайские охотники на охоте громко разговаривали, делали затесы на деревьях, стреляли по летящей птице и бегущему зверю, уходя, оставляли огонь не потушенным, охотились на молодняк. Если случалась простуда, то лечились свежей парной кровью убитого марала, от ран спасали себя бальзамом пихтовой коры, огонь добывали огнивом, ночь проводили под открытым небом у костра.








































Колхоз. - Рабфак. - Советская Армия.

Во время Великой Отечественной Войны, Азий, как и все, кто остался, работал в колхозе «За Родину». Молодому охотнику довелось участвовать в знаменитых охотах по заготовке пушнины для шубы английской королеве, которую подарил ей после окончания Второй мировой Войны И.В. Сталин.

Однако пришло время когда надо было получать образование. В 1948 году Комсомол райкома направил Ильтеева Азия Владимировича в райцентр, на первый подготовительный курс рабфака. Но закончить его Азию не пришлось. До родного селения было 120 километров. Когда пришло время каникул, молодой охотник одел лыжи и пустился в родные края, а там его ждала весть от военкома о призыве в армию. И вот, 7 февраля 1949 года Азий Ильтеев направляется на службу в Приморский край, на Дальний Восток, где за его обучение взялся взводный командир – Исаак Соломонович Аврутис. За короткое время безграмотный охотник сумел не только постичь грамоту, но и стать водителем военного грузового автомобиля, что для таежного человека было почти подвигом. Вскоре командование посылает Азия Владимировича на краткосрочные офицерские курсы, после которых, уже молодым лейтенантом Ильтеевым, он попадает сразу в пекло Корейской войны на 1952 –1953гг..

В дальнейшем, неся службу в рядах Советской Армии Азиий Владимирович Ильтеев стал начальником автомобильной службы ракетной дивизии. В 1972 году его перевели служить в Котовский учебный автомобильный центр, откуда он, в 1975 году, в звании подполковника, ушел в запас.

В период с 1980 – 1994 годы, Азий Ильтеев занимался охотой на территории турочакского леспромхоза, имея в своем подчинении до восьми охотничьих участков. Много интересного об этом периоде своей жизни может рассказать Азий Владимирович: это и о встречах с дикими зверями и с работниками заповедника, интересны его рассказы о знаменитых староверах-отшельниках – семье Лыковых.

На этом можно было бы закончить рассказ о Азие Владимировиче Ильтееве, как о нашем земляке и очень интересном человеке, но есть у Азия Владимировича дело всей жизни,
которое мы не можем обойти молчанием.






































Азий Ильтеев рассказывает о совей борьбе.

Дело всей жизни - Борьба за кедр.

Четверть века А.В. Ильтеев был военным, но в душе так и остался дитем тайги, человеком до конца преданным природе, посвятившем всю свою жизнь борьбе за ее сохранение.

В 70-х – 80-х годах в Турочакском леспромхозе велась плановая заготовка леса, в том числе вырубались и ценнейшие породы кедра. "Писательница Александра Зыкова очень образно описала состояние тайги на тот момент времени: "Тайга, как больная чахоткой, дышит неровно, задыхаясь от гниющих древесных остатков, обнаженная и оголенная донельзя". Не могла стерпеть этого душа охотника. «Буду добиваться встречи с Горбачевым! Надо бить в московские колокола, чтобы и на Алтае убоялись разбоя!», - говорил он писательнице и журналистке А. Зыковой. Эти слова, по воспоминаниям писательницы, звучали как утопия.

"Маленький человек малого народа - алтаец, подполковник в отставке, что он может? Только сопереживать боли земли-матушки, плача скупыми мужскими слезами, какие выдают в нем великого заступника кедровой тайги. Они наворачиваются в разговоре внезапно, точно захватывая его врасплох, и в эти минуты он походит на плаксу, в которого злые мальчишки бросают камнями", - писала А. Зыкова.

Действительно, что мог сделать один человек, чтобы остановить действия машины государства? Но не опустились руки в борьбе у Азия Владимировича. Вначале, в редакцию «Звезды Алтая» приходили от него письма с Украины – тревожные, взывающие к разумному использованию в тайге. «Вдумайтесь в это слово «кедр», - писал он, - «это древо мудрости и торжества жизни». Мало кто мог так проникновенно писать о кедре. Противодействие ему было огромное, но защитник тайги не дрогнул, не согнулся не отступил.

В 1988 году, в «Комсомольской Правде», вышла статья А.В. Ильтеева «Воспоминания о Кедре», вызвавшая более 70 тысяч откликов. «Еще немного - и кедровая тайга исчезнет с лица земли», - писал он. «На примере своих родных мест, которые когда-то назывались черневой тайгой (то есть густой, нетронутой), я вижу, что мы делаем с кедром повсюду. Был у нас в стране мощный кедровый бык, остался один хвост. За десять лет лесозаготовители взяли весь кедр, оставили только на скалах; сделав свое дело – переметнулись дальше, вглубь тайги. Люди, которых с детства учили убирать тайгу «под грабли», со слезами на глазах смотрели, как гибнет все вокруг».







































В этой папке у Азия Ильтеева хранятся письма, газетные вырезки и публикации о кедре.

«Что покажем мы нашим детям?»

Добился все-таки Азий Владимирович аудиенции у Генерального Секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева, подав ему коллективное обращение 150 работников трех леспромхозов Турочакского района. «Что покажем мы нашим детям?», - спрашивали простые вальщики, шоферы, вздымщики, сучкорубы, трактористы, раскоряжевщики, инженеры лесной охраны, выжигальщики, бульдозеристы. «Штабеля догнивающей, брошенной древесины? Овраги на месте наших трелевочных волоков, захламленные остатками стволов делян? Мы не хотим быть врагами природы, не хотим быть «губителями кедровой тайги! Многие из нас родились и выросли в этих местах, и мы не хотим их уродовать!»

И дело сдвинулось с мертвой точки, «полетели» со своих постов некоторые лесные генералы. Рубка кедра была официально запрещена.

О своей борьбе за кедр, о необходимости его сохранения, писал Азий Владимирович и в своих книгах - «Кедр, древо жизни», «Воспоминания о кедре». Ни на минуту не утихает Азий Владимирович, воюя за родную природу: печатает свои статьи в «Комсомольской Правде», «Звезде Алтая» и других газетах; становится членом Литературного объединения. В дальнейшем вышла еще одна интересная книга Азия Владимировича «Сказание о Сибирском соболе», а в августе 2007 года вышла из печати «Моя родина Горный Алтай».

На протяжении всей жизни Азий Владимирович активно сотрудничает с природоохранными организациями и продолжает борьбу за сохранение природы. А если бы не Азий Владимирович и то небольшое количество его соратников, если бы не их борьба и стойкость в этой борьбе, что бы мы видели уже сейчас вместо драгоценного алтайского кедра? Низкий поклон Вам, Азий Владимирович....


Публикация подготовлена по материалам беседы с Азием Владимировиче Ильтеевым от 2 августа 2007 года. Беседовала Екатерина Шичкова.

При подготовке публикации использованы материалы статей об Азие Ильтееве, опубликованные в газетах "Комсомольская правда" (1988 год. Воспоминания о кедре), "Слово и дело" (Военный, охотник, поэт и писатель), "Одесские известия" (8 февраля 2001 года, Охотник), материалы воспоминаний Александры Зыковой (Мои дневники).

*Переводы, трактовка терминов и биографические данные записаны со слов Азия Владимировича Ильтеева.

Фото С. Щигревой


 
 

Расскажите о нас

Алтайский заповедник Разместите наш баннер