"Дед"

Стихотворение Великан 
 
Дед, Яйлю,  март 1996г.
 Горы горбятся,
Тропы змеятся,
Край этот дивно хорош.
Вон там на взгорье
В снежном уборе
Стройный красавец гигант.
Знаешь однажды тихо и важно,
Что мне сказал великан.
«Часто метели в жизни шумели,
Часто в борьбу я вступал,
Но после бури в нежной лазури
Вновь я покой обретал.
Если настигнет невзгода тебя,
Прямо смотри ей в глаза,
И пред тобою отступит она,
Если не дрогнет душа».
 
Много горя я в жизни встречал,
Часто слова старика вспоминал,
И силы они мне давали,
И беды назад отступали.
Я к великану вернулся,
И старикан усмехнулся:
« Что-то ты паря, седой,
Видно штормило порой.
Вижу что помнил наказы мои,
И беды твои позади.
Тех, кто потерян, уже не вернуть,
Но не закончил ты путь.
Жить продолжай и другим помогай,
Чаще меня вспоминай.
Пусть с одиночеством борется труд,
Пусть к тебе люди с нуждою идут».
Вот и живу на земле я один,
Старый седой паладин.
 

 Загадочен и совенравен,
 кордон Ежон- Яйлю, октябрь 1997 года
Загадочен и своенравен
Огненный лик костра.
То весел он, то печален,
И видится в нём судьба.
Огонь могучий и всесильный,
Играя светом прихотливо,
Сметает чёрный цвет могильный,
Рождая жизни диво.
Сплетенья тьмы и света
Наш жадный взор влекут,
От них мы ждём ответа,
Куда нас судьбы приведут.
И про себя творим мы заклинанья.
В тот миг мы отрицаем знанье.
Мы ищем знаки нашего призванья
В глубинах нашего сознанья.
Зачем живем на этом свете?
Что совершить должны мы на земле?
Чтобы гордились нами дети
В своём далёком далеке.
 
Загадочен и своенравен
Огненный лик костра.
То весел он, то печален
И видится в нём судьба.
 

Рыбачок, 
 Яйлю, июнь 1996г

 
Бежит из Яйлю лодочка,
А в спину ей низовочка
Сидит в той лодке Вовочка,
Озёрный рыбачёк.
Куда бежит та лодочка?
Куда спешит наш Вовочка?
Спешит он прямо на Кокши,
Там погуляет от души.
Ребята там хорошие,
Спроворят враз чаёк,
А водочка у Вовочки
Всегда в запасе впрок.
Налимы говорят там ничего,
И харюзя хватают весело.
Ждут Вову дома с рыбою,
Не то откажет милая.
Но помни, помни Вовочка,
Прихватит вдруг верховочка,
Задует от души
И покукуешь на Кокши.
Низовочка, низовочка
Серьёзный ветер, Вовочка,
А лодочка не уточка
Нырнёт да и не вынырнет
И  рыбачка уж нет.
Пей осторожно водочку,
Не проморгай  верховочку.
 

 Яйлю, декабрь 1997г.
"Я помню тот Яйлюнский порт.."
Я помню тот Яйлинский порт
И дикую эту низовку,
Как шли мы по камням на борт
В холодную стылую лодку.
Сумел до кордона патруль наш дойти,
На тропах сплошные заторы,
А дальше им нету другого пути;
И молимся мы на моторы.
От ветра ярилась волна
И в берег стучала вскипая.
Хлебали мы лиха сполна,
Со смертью в пятнашки играя.
На волны ложился туман,
И мгла настигала ночная.
Открылся по курсу Куан,
И Яйлю видна уж родная.
«Будь проклята эта работа –
Кричит мне с порога родная –
Сойдёшь поневоле с ума,
Ночами тебя ожидая.
Сегодня, бог дал, пронесло
И рыбы тебя не достали,
А скольких ребят унесло
И скольких отцов потеряли».
Я знаю тревоги родная,
Но стоит один раз слинять,
Шкуру трусливо спасая,
Не станут тебя уважать.
Озёрная доля такая.
А если когда погибать,
Чем в озере стынуть без чая,
Уж лучше в тайге умирать.

Патрульщик
 Яйлю, март 1996 года 
Яйлю, столица озёрного края,
Патруль провожает опять.
Такая работа мужская,
Тайгу и зверьё охранять.
Кордоны готовьте чаёк
И баньку по жарче топите.
Патрульщик весёлый,
Патрульщик бедовый,
Опять он маршрутом идёт.
Жена, ребятишки не плачьте,
Вернуся с маршрута я в срок,
Сухариков лучше вы мне насушите
И чаю насыпьте мешок.
Кордоны готовьте чаёк
И баньку по жарче топите.
Патрульщик хороший,
Патрульщик путёвый,
Он письма кордонам несёт.
Расскажет он вам про контору,
Что Яйлю на месте , цела,
Что дел недоделал он гору,
Но вновь нас тайга позвала.
Кордоны готовьте чаёк
И баньку по жарче топите.
Патрульщик серьёзный,
Патрульщик рисковый,
На карабин он идёт.
Расскажет он вам про завалы,
И как браконьера ловил,
Как тот отступного давал,
И как он про мать поминал.
Кордоны готовьте чаёк
И баньку по жарче топите.
Патрульщик голодный,
Патрульщик холодный,
Но весел, хоть еле бредёт.
Тайги он наелся, тропу уминая,
И дом ему снится опять,
Зовёт его Яйлю родная.
Жена выходи нас встречать.
Кордоны готовьте чаёк
И баньку по жарче топите.
Патрульщик голдный,
Патрульщик холодный,
Но весел -- он к дому идёт,
Не долго он дома сидел,
Тайга ему начала сниться,
Патрульщик тропой заболел
И дома ему не сидится.
Кордоны готовьте чаёк
И баньку по жарче топите.
Патрульщик весёлый,
Патрульщик бедовый,
Маршрутом он снова идёт.
 

"Сидишь ты утром ранним..."
 Яйлю, июль-сентябрь 1997 года


 Сидишь ты утром ранним
В избе у камелька
И предаёшься мыслям разным.
Судьба тебя далёко занесла.
Патруль усталый спит,
С горами не пошутишь.
Уж скоро чайник закипит
И ты ребят разбудишь.
Пришли сюда не для покоя,
Работу надо гоношить.
Тайга особый вид запоя,
Не можем мы спокойно жить.
Расстался с ней – душа болит,
И снова тянет в горы.
Жена, конечно же, ворчит,
А ты заканчиваешь сборы.
 

Синегория   С Есениным
Яйлю, ноябрь 1997 года

 
Выткался над озером алый свет зари.
На бору со стонами плачут глухари.
И стоят над озером белые гольцы,
Словно самой вечности мудрые послы.
А в лесах поберегу бродят рогачи.
Их призыв разносится в темноте ночи.
Маралуха вскинется в глубине лесов
И неспешно двинется на призывный рёв.
Бурундук зацокает на кривой сосне.
И архар появится на крутой скале,
Оглядится чутко, сторожа гарем.
Барс крадётся тихо, а уйдёт ни с чем.
Мишка смело топает в глубине лесов.
В синем небе кружится парочка орлов.
Хариус играет на крутой волне,
И налим гуляет в тёмной глубине,
А таймень стремительно мчится в толще вод.
Гонит он безжалостно сельди хоровод.
Горы синие пики в небо вскинули,
Шаль таёжную на плечи накинули.
По тропе не хоженой движется патруль.
Эти парни смелые не боятся пуль,
Эти парни смелые охранят тебя,
Сторона озёрная – Синегория.



 
 

Расскажите о нас

Алтайский заповедник Разместите наш баннер