Филус Ирина Адольфовна


Ирина Адольфовна Филус родилась в Иркутске в 1953 г. Она окончила охотоведческий факультет Иркутского сельскохозяйственного института Несколько сезонов работала в Печоро-Илычском заповеднике, на лосиной ферме.  С 1978 г. бессменно работала в Алтайском заповеднике.

Основными объектами изучения Ирины Адольфовны были экология и этология копытных (лося, марала, алтайского горного барана–аргали, северного оленя) – их взаимоотношения с хищниками, питание, поведение, динамика численности и т. д. Ириной Филус впервые было доказано и изучено обитание в зимний период в аридных высокогорьях южной, наиболее отдаленной части заповедника (бассейн реки Богояш) аргали, маралов, косуль, описан уникальный случай удачной охоты снежного барса на очень крупного марала-самца, составлен список растений, поедаемых аргали в зимний и летний периоды. Очень ценные наблюдения сделаны ею за поведением лося, марала, волка, медведя на солонцах.
















































фото А. Лотова






















Фото А. Паничев






















Фото О. Митрофанов

Собрать такой материал можно было только в “поле” – в экспедициях по Алтайскому заповеднику. И маршруты этих экспедиций зачастую были, мягко говоря, не из легких – форсирование многочисленных рек с ледяной водой, “карабканье” по крутым склонам с тяжелыми рюкзаками, тропление по зимнему многоснежью на камусных лыжах. Ирина Адольфовна стойко переносила все тяготы полевых работ в очень сложных условиях.

По результатам своих исследований И. А. Филус опубликовала более 20 статей, но не стремилась к степеням и званиям. Успешно пройдя обучение в аспирантуре, она как-то все откладывала защиту диссертации, а там за полевыми и “другими ценностными установками” так и не собралась.

В последнее десятилетие И. А. Филус занимала должность заведующей музейными коллекциями и сборами и занималась в основном эколого-просветительской работой.

Не зря говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Ирина Адольфовна была “от природы” замечательным художником. Ей очень удавались и резьба по дереву, и рисунки животных и растений тушью и акварелью. Мечтой Ирины Адольфовны было создание экспозиции деревянных скульптур животных, обитающих на Алтае, для филиала музея заповедника в поселке Яйлю. На эту мысль ее навело посещение визит–центра в финском городе Кухма. Там ее поразило то, что рассказать и показать красоту родной природы можно без использования чучел животных.

К сожалению, многим мечтам Ирины Адольфовны Филус не суждено было сбыться – она ушла из жизни 2 февраля 2005 г. Но с нами остались воспоминания о ней, ее научные работы, стихи и тонкие, поэтичные художественные работы. Они оживляли разделы “Летописи природы” Алтайского заповедника, сборники научных трудов, с ними знакомы читатели американского журнала “Russian Сonservation News” в разных странах мира.
































































 





СТИХОТВОРЕНИЕ И. А. ФИЛУС

Глотнувший воздуха с вершины

Со вкусом лучшей из свобод,

Паря, как беркут над долиной,

Приняв, как дар, небесный свод,

Тот никогда уже не сможет

Забыть блаженства краткий всплеск,

Который всех богатств дороже,

Чем так кичится человек.

Кто, выше над земным взлетая,

То восхожденье совершил,

Кто мог все потерять, срываясь,

Взбираясь из последних сил,

Тот — знает ценность этой жизни,

Тот славит каждый новый вздох,

Терпимей к недостаткам ближних,

К себе — заметнее суров.

Тот — понимает, чем владеет.

И, попирая облака,

На Землю глянуть не посмеет

Тот

С превосходством, свысока.

Июль 2002 года

Авторы: Н. А. Малешин, Н. И. Золотухин, И. Б. Золотухина, Т. Д. Филатова

 Воспоминания об Ирине Филус Сергея Спицына:

"Стоит мне с научной экспедицией посетить Богояш или Джулукуль, что находятся в самой высокогорной и труднодоступной части Алтайского заповедника, или вести наблюдение за горными баранами Аргали, тропить снежного барса Ирбиса в других урочищах Большого Алтая, как память возвращает меня в те далёкие годы, когда начинал работать вместе с Ириной Филус и делал первые шаги в изучении этих редких видов животных. За плечами уже не мало лет, многих людей довелось повстречать на своем жизненном пути, со многими пришлось работать в сложн
ых природных и климатических условиях, но только Ирина Адольфовна Филус оставила такой незабываемый след в моей жизни. Кем она была для меня? Старшим товарищем, учителем и надежным соратником по непростым походам. Ирина один из тех людей, кто формировал мое заповедное мировоззрение, кто помог мне в выборе своего жизненного и профессионального пути. И я бесконечно благодарен ей за это!

















 

Первый раз я увидел Ирину, когда она в составе полевой экспедиции возвращалась в наш родной заповедный поселок Яйлю. Загорелые, похудевшие, в полевой робе и с рюкзаками, трое мужчин и женщина сошли на берег по трапу теплохода «Пионер Алтая». Мне, тогда ещё неопытному «чечако», они показались сказочными таёжными небожителями. И мне захотелось быть такими же как они! Чуть позже один из участников того знаменитого похода (прошли они автономно почти через весь заповедник, и были в поле 40 дней!) поведал мне случай из их походной жизни, который вскоре стал легендой. Случай этот раскрывает некоторые черты характера Ирины.

Трое мужчин и женщина в экспедиции уже больше месяца. Пройдено много перевалов, горных хребтов и переправ через бурные горные реки. Руководитель похода видит, что Ирина идет медленнее остальной группы, и принимает решение разгрузить ее. И, не смотря на то, что сделано это было не совсем дипломатично, многие из женщин с радостью бы согласились с таким решением, восприняв это как заботу о себе со стороны мужчин, «джентельменов-таёжников». Но только не Ирина. Она не хотела, чтобы ее считали обузой. Не соглашалась, спорила, а затем все же подчинилась, но, всплакнув в сторонке, что-то незаметно положила в свой рюкзак. Уже в конце похода кто-то из соратников взял ее рюкзак и удивился его весу. «Ты что, кирпичей наложила туда?» - пошутил он. А она действительно положила в рюкзак булыжник, чтобы компенсировать потерю веса, который у нее забрали мужчины. Все были удивлены! Этот булыжник и сейчас лежит где-то среди других камней, обрамляющих ее многочисленные цветники, заросшие без заботливой хозяйской руки… Зачем она это сделала? Кому и что хотела доказать? Хорошо зная Ирину, могу сказать - себе она в первую очередь доказывала, что сможет! А мужики, сопровождавшие ее в том походе, и не узнали бы об этом, а вместе с ними и мы, не возьми чужая рука Ирин рюкзак. Такой это был скромный человек.











































рис. Ирины Филус

Так случилось, что именно Ирина Филус сумела пробудить во мне интерес к изучению Аргали, и сделала меня своим сподвижником и постоянным участником ее экспедиций по изучению этих уникальнх животных в южной части Алтайского заповедника. Много невзгод и лишений пришлось вынести этой мужественной женщине вместе с нами, мужиками, в зимних горных походах. Ее терпению и выносливости позавидовали бы многие опытные таёжники! Один раз нашей группе пришлось идти до избушки целые сутки. Такое решение было принято не просто так. Начало нашего похода совпало с чрезвычайно низкими температурами. Ночевки в предгольцовье при минус 30 в тонких ватных спальниках и длинные переходы с тяжелыми рюкзаками вымотали нас. Мы поняли, что очередную холодную ночевку не выдержим, и решили идти до ближайшей избы. Шли сутки… За это время мы преодолели около 70 км по горам и осилили 4 перевала, пробивая себе дорогу в глубоком перемёрзшем снегу на камусных лыжах. Сейчас могу признаться - было очень тяжело, и я не представляю, как такую дорогу осилила Ирина. Но мы не услышали от нее ни одной жалобы, ни одной просьбы о помощи!
















































рис. Ирины Филус

В дальнейшем зимние походы в высокогорьях стали для нас обычны. Наработали опыт, снаряжение стало получше: появились коврики и пуховые спальники. Но все равно ночевки в палатках на зимнем Богояше при сильном ветре и морозе за -30 были серьезным испытание для людей. И Ира переносила эти тяготы безропотно. Двигатель ее интереса в столь экстремальных походах - алтайские горные бараны. Именно Ирине в наших походах удалось доказать зимовку аргали в Алтайском заповеднике, а затем и их размножение. И именно она в 1990 году доказала факт обитания снежного барса на территории Алтайского заповедника в бассейне р. Богояш, расследовав по следам случай нападения этого редкого хищника на крупного самца-марала.














































рис. Ирины Филус

А дома Ира была заботливая мать и гостеприимная хлебосольная хозяйка – не только её дети, но и все яйлинцы помнят ее торты - шедевры кулинарного искусства как по вкусу, так и по дизайну. Свои кулинарные таланты она использовала и в полевых условиях, организуя для своих соратников маленькие праздники. То порадует блинчиками где-нибудь в богом забытой избушке, то напечет пирожков, то сделает вкуснейший торт. И все это в полевых условиях, при минимальном наборе продуктов! Как ей удавалось все это делать для нас - остается загадкой по сию пору…

Со своей стороны мы старались оберегать ее как могли в наших непростых походах. Место в середине палатки - всегда для Ирины, чтобы не мерзла! Старались разгрузить ее рюкзак, торили впереди дорогу, не позволяя ей принимать дополнительную нагрузку.

















































рис. Ирины Филус


Главные черты ее характера - честность и порядочность проявлялись во всем: и во взаимоотношениях с людьми и в работе. Это был человек беззаветно преданный заповедным идеалам. Научное кредо Ирины – «Изучая, не навреди»! Она всегда считала, что никакими научными амбициями нельзя оправдать методы исследования животных, которые могут стать причиной их травмы или смерти. По этой причине она была убеждённым противником модных в настоящее время подходов к изучению животных с применением различных ошейников (спутниковые или радио). Такое же отношение у нее было и к таксидермии. Ее уникальные авторские работы в стиле альтернативной таксидермии (резьба по дереву с дальнейшим раскрашиванием) были практически не отличимы от оригиналов, и сами агитировали за такой гуманный подход к созданию копий представителей животного мира. Вообще талант ее был многогранен: у нее был свой особый стиль живописи и графики, она писала глубокие и пронзительные стихи, от которых всегда встает комок в горле. Мне кажется, что она и сейчас незримо присутствует в моих походах, помогает мне и радуется успехам, как в этих ее стихах:


«Когда меня не будет в этом мире
Я не хочу бесследно раствориться
Хочу в другом, пусть не живом эфире
Еще хоть раз кому-то пригодиться!
И согревая капельку-дождинку
Скатиться по щеке как знак прощенья,
А может осветить во тьме тропинку
И подсказать кому-то путь к спасенью»!
Сергей Спицын, 07.02.2016г."

Памяти Ирины Адольфовны Филус безвременно ушедшей от нас 2 февраля 2005 года



Каленарь Алтайского заповедника с рисунками Ирины Филус

Стихотворения Ирины Филус


ПУБЛИКАЦИИ ИРИНЫ АДОЛЬФОВНЫ ФИЛУС 


И.А. Филус. Боль тайги и крик души. Статья в газету "Звезда Алтая".

И.А. Филус. По тропе вслед за Фёдором Шапошниковым.

И.А. Филус. Три страницы истории Алтайского заповедника.

И.А. Филус. Алтайский заповедник. Буклет

О. Б. Митрофанов. Жизнь для заповедника (об Ирине Филус)


 
 

Расскажите о нас

Алтайский заповедник Разместите наш баннер