ИЗ ПЛЕМЕНИ СНЕЖНОГО БАРСА

И.В. Калмыков
 

Саяно-Шушенский государственный природный биосферный заповедник

 
 
Каждый из нас не раз испытывал наплывы памяти, подобные приливам воды, подчиненной Луне. Может, это были фрагменты или эпизоды, вспыхивающие языками пламени горящего костра. Или мазками тумана на лице утреннего пейзажа. Но главное что вы не были свидетелями этих штрихов в реально прожитой вами жизни. Откуда эти этюды, состоящие из мягкого лесного ковра в сумраке деревьев, корней и ветвей, испещряющих мозг дебрей, вены и артерии ручьев, несущие неведомую и непостижимую обычным человеком информацию. Это игры памяти. Это следы и тропы, ведущие в мир дикой природы, в мир наших предков. Он состоит из символов-отпечатков, оставленных живыми существами, он пронизан паутинками запахов, которые постоянны настолько, насколько ускользающи. Если вы сможете сопоставить исчезающие, словно тени меж листьев, символы видений, то обнаружите, что вас пронизывают ветви и корни деревьев, ручьи, облака, лучи и ветер. Вы часть дикой природы. Вы - из племени дикорастущих.

Я давно уже пришел к выводу, что охотники, натуралисты и все, бродящие по лесам и горам - просто аборигены дикой природы, которые не могут существовать без нее. Иначе что заставляет инспекторов и ученых заповедника, получая мизерную заработную плату испытывать лишения (одиночество, холод, опасности и прочее), ПОГИБАТЬ, ЗАЩИЩАЯ ПОСЛЕДНИЕ ОСТРОВА ДИКОЙ ПРИРОДЫ. На это способны только силы дикорастущих племен, скрывающиеся в дебрях этих ПОСЛЕДНИХ ОСТРОВОВ ДИКОЙ ПРИРОДЫ.

Я уверен, что если бы государство решило закрыть все заповедники, то мы потребовали бы для себя резервации, как это сделали индейцы, и жили бы по законам племен, которым принадлежим. Мой опыт подсказывает, что рано или поздно Вы вернетесь к своему племени.

Мне повезло, я с детства вышел в раскрытое окно ночи и по Млечному пути – хребту ночи – отправился в путь, как по охотничьей тропе. Закончив после школы в Иркутске факультет охотоведения, я работал на Севере – на Чукотке, где путешествовал по ее просторам вслед за ее коренными жителями: дикими оленями, росомахами, лосями, волками и другими народами. Но однажды осенью, когда небо было наполнено звуками ветра, а ночью – стаями улетающих звезд, судьба отправила меня вслед за дикими гусями на юг. И теперь я бродяжничал по просторам Казахстана, путешествуя за дикими антилопами - сайгой - в пустыне Бетпак-Дала, жил рядом с горными баранами – аргали в казахском нагорье, ловил рыбу в горах южного Алтая.

Но неведомые силы диких племен влекли меня по тропе Чингис-Хана и привели в Алтае-Саянскую горную страну, где бродит дух вершин и скал, постоянно видящий нас, но исчезающий прежде, чем мы почувствуем его.

Я вспомнил о знаке, который получил после окончания института. У каждого ежегодного выпуска был свой знак – символ, который был выбран братьями по курсу охотоведами. Это был один из диких зверей, живущих на просторах России. Символом нашего года являлся снежный барс, или ирбис.









Мои ноги ступают по тропе козерогов, со мною трое инспекторов заповедника – «саянских рейнджеров», наш путь – вверх. Пот струится по телу, словно горные ручьи, а во рту знойная пустыня. Наша задача совершить патрулирование южной границы заповедника с целью охраны. Мы на охотничьей тропе.


























Браконьеры - враждебное племя, которое совершает набеги и убивает наших братьев - диких зверей, без правил, без счету.

В этой игре под названием «ХИЩНИК-ЖЕРТВА» участники все. Главное – не оказаться жертвой. Почувствуй в себе хищника, почувствуй, что ты из племени снежного барса.

Мы ступаем по охотничьей тропе, подражая снежному барсу. Вот мы уже на вершине. Это вершина не только горы, это вершина экологической пирамиды, это вершина хищника – снежного барса. Жертва всегда ниже. Только так можно остаться невидимым, только так можно быть ближе к силе, которая питает.

Сверху вы можете парить взглядом над горной страной. Ваш взгляд – это чистый горный воздух, проникающий всюду. Вы неподвижны как серый скальный камень и не выдаете своего присутствия. Дыхание сливается с дыханием горы.

Ниже по склону пасутся горные козлы, или, как их здесь называют, джимы, не подозревая о нас.

Боковым зрением замечаю некоторое движение на склоне у края леса. Это медведь пасется у кедровника. В этом году хороший урожай кедрового ореха, значит хозяин нагуляет жиру и заляжет в берлогу вовремя.

Вдруг тишину пронзает высокий звук - запоздалый самец марала ревет. Поздно. Гон уже прошел. Остается тебе надеяться, дружище, на холостячку.

Табунки облаков бегут, словно козероги. Кто гонит вас? Где ваш пастух снежный барс?

Внизу на тропе появились движущиеся точки. Это браконьеры едут на лошадях. На этой территории любой человек без специального пропуска – нарушитель. Но жизнь заставляет идти этих людей на нарушения. Безработица, нищета толкает их на браконьерскую тропу. Китайские скупщики неплохо поддерживают черный бизнес. Скупают все: сброшенные и свежие рога марала, его гениталии и хвосты, мускус кабарги, лапы и желчь медведей, шкуры и кости снежного барса. Браконьеры большей частью используют для добычи этих зверей петли. Причем в петлю, установленную на кабаргу, может попасть снежный барс. Ирбис, попав в петлю даже из нетолстого тросика, остается на месте и не прилагает больших усилий к освобождению.

За последние годы в этих местах, сопредельных нашему заповеднику были добыты четыре снежных барса. По сведениям, они попали в петли, установленные браконьерами на кабаргу.

Наша группа является специальным подразделением, в задачу которого входит выявление и пресечение браконьерства в заповеднике и на сопредельных территориях.


























Несколько лет назад здесь пропала оперативная группа, и до сих пор тайна этой трагедии не раскрыта. Эти ребята были настоящими героями. Они были из наших дикорастущих племен. Они служили Дикой Природе. Они охраняли границу – последний рубеж, отделяющий наши дикорастущие племена от разрушительных шагов цивилизации. Я верю – они достигли вершины самой Большой Горы. Они продолжают охранять территорию диких племен с небес.

Мы продолжаем следить за движущимися точками. Их путь в «логово», известное нам. Наша задача выследить, скрасть и сделать решающий «прыжок».
К ночи мы подкрались к «логову»-избушке.
Мы всматриваемся в сумрак леса, мы принюхиваемся к ночному воздуху, мы прислушиваемся к звукам гор. Только дикие племена подозревают о нашем присутствии.
Выстрелы пронзили молниями экран ночи. Неожиданность – вот наш успех.
Результат рейда – это изъятое огнестрельное оружие, ловчие петли, капканы, лошади. Браконьеры задержаны…
А мы будем вновь и вновь восходить на Гору, выслеживать и скрадывать, как скрадывает снежный барс свою добычу. У нас нет другого выбора – мы с территории диких племен, мы – из племени снежного барса.
 


 
 

Расскажите о нас

Алтайский заповедник Разместите наш баннер